Всего полчаса

6 Сентябрь 2010
от

Сценарист сидел за старинным  массивным  письменным столом и покусывал кончик белоснежного  пера.
Громадного, тонко отточенного пера и возможно даже не гусиного.
Другой, свободной рукой он почесывал затылок и напряженно смотрел вперед, пытаясь поймать ускользавшую от него мысль.
– Я устал, как же я устал. У меня творческий застой и ни одной нормальной идеи.
Все время одно и тоже. Как же мне это надоело!
– Господин Сценарист, ну что вы… какой застой? Усталость, наверное. Но мы почти закончили на сегодня.
Это последний сценарий, который надо дописать и потом будете отдыхать. Ну же, последнее усилие.

Одетый в прекрасно сшитый костюм Помощник Сценариста пододвинул боссу рукопись, лежащую на краю стола.
Костюм помощника  как-то странно морщил на спине, но в остальном сидел безупречно и только галстук с легкомысленными облачками выдавал  принадлежность  хозяина  к творческой богеме.
– Хорошо сказать дописать! Как тут дописать, если все сюжеты уже прокручены миллион раз в разных вариациях.
Ну, скажи мне, чего еще не было? И детективы, и мыльные оперы и триллеры  – что же еще оригинального можно придумать?
В голосе говорившего явственно слышались капризные нотки. Он театрально подпёр лоб обеими руками и закрыл глаза, демонстрируя степень своей крайней усталости.

Большой жирный шмель, неизвестно откуда взявшийся, вдруг сел на шероховатую в мелких трещинах поверхность стола.
Помощник Сценариста  потянулся  к стопке бумаг  и, свернув их в трубочку,  уже занес руку в ударе, но его оборвал резкий окрик Сценариста:
– Вы с ума сошли! Это же живая тварь, вы собираетесь ее убить?
Губы помощника изогнулись в извиняющейся улыбке, он развернул бумагу и положил рядом со шмелем.
Тот послушно заполз на гладкую поверхность листа. Помощник вышел на балкон и, перегнувшись через перила, стряхнул шмеля вниз.
– Идея! – вдруг закричал Сценарист и вдохновенно заскрипел пером.

***

Поток машин  в обе стороны.
Утро, час пик.
Хорошо, что еще нет пробки.
Близняшки  пристегнуты к своим стульчикам на заднем сидении и мирно ругаются, обсуждая последнюю серию мультика про Губку Боба.
Ранцы обоих лежат в пределе видимости  и досягаемости. Маленькие собственники!
Как же они похожи на своего папочку – интонации, жесты, привычки. Даром, что разнополые детишки, мои.
Даже дочка,  на меня совсем не похожа. И это пока они еще совсем крошки.
О-хо-хо.

Хорошо, что у меня автоматическая коробка передач.
Когда надо что-то обдумать – незаменимая вещь, не надо переключать скорости.
Одна нога на педали газа, руки на руле, только следи за дорогой.
Обдумывать было что.
Не далее, как два часа назад мой благоверный, отец близняшек позвонил и настойчиво потребовал встретиться. Именно потребовал твёрдо и в тоже время с той неповторимой задорной мальчишеской интонацией, которая  заставила меня вздрогнуть.
Хотя казалось уже всё давно позади. Вечный мальчик. Неунывающий баловень судьбы.

Если учесть, что мы уже полгода  в разводе и за это время он звонил всего три раза, да и то один раз, чтобы поздравить малышей  с днем рождения, то можно представить себе мое удивление.
Сегодня я работаю во вторую смену, так что встретиться с ним могу.
Поломалась, конечно, для виду, но договорились  в нашем кафе.
Сразу, как отвезу   близняшек в садик.
Бросаю взгляд в зеркало заднего вида. А что, выгляжу очень даже прилично. Нет синяков под глазами, цвет лица сегодня  вполне, даже румянец естественный  откуда-то взялся. Абсолютно довольная жизнью женщина налицо. Потом, конечно, еще подкрашу глаза и губы, чтобы быть во всеоружии.

Интересно, что случилось?
Очень  душно сегодня. Я приоткрыла окно и зря.
Залетел громадный жирный шмель и стал ползать по лобовому стеклу, периодически делая круг почета по салону.
Близняшки, конечно, сразу завизжали.
На переднем сидении лежит свежая газета, которую купила на заправке.
Одной рукой изловчиться и ударить по нему газетой.
Нет, не стоит, все-таки живое существо.
Лучше открою противоположное окно, чтобы вылетел.

Черт, что это?! Резкая боль в шее, кажется, он меня ужалил…
Как больно! Я даже плохо вижу, перед глазами мелькают блестящие маленькие мушки.
Я инстинктивно хватаюсь за укушенное место, удерживая руль одной рукой.
Что это? Я прикрыла глаза всего на секунду …
Нет!!! Неееет!
Навстречу грузовик, он мчится прямо на меня. Клаксон  – вопит, но я его не слышу.
ТОРМОЗ! До самого пола  вдавливаю педаль.
НЕТ!!!

Визг тормозов, скрежет железа, детский крик  и тишина…
И звонок мобильного телефона, страшный, пугающий в этой тишине.
Звонок, на который уже некому ответить.

***

– Нет! Что за пошлость, какой кошмар!
У меня кризис – я больше не в состоянии ничего нормального придумать! – Сценарист схватился за голову и с ожесточением принялся рвать последний только что написанный им лист.
Помощник летал вокруг Сценариста, собирая с пола клочки бумаги и пережидая вспышку негодования, одновременно косясь на входную дверь.
Дверь открылась, и в нее впорхнул молодой человек в таком же костюме со стаканом воды в руках.

Он на цыпочках приблизился к столу и поставил стакан.
Сценарист жадно отпил несколько глотков.
– Нет! Это никуда не годится – все сначала!
В ту же минуту снова жирный шмель сел на поверхность стола.
Молодой человек, стоявший совсем близко не задумываясь, протянул руку к стопке бумаги и хлопнул рулончиком по шмелю раньше, чем кто-либо успел опомниться.
Полураздавленный шмель перевернулся на спину и мелко задрыгал лапками.

Брови остолбеневшего Сценариста образовали прямой угол.
Блеснула молния, раздались совсем рядом раскаты грома и в воздухе запахло грозой.
Помощник Сценариста поежился и протянул руку за спину, чтобы почесать лопатку.
Ему это не очень удавалось.
Поэтому он приспустил пиджак с плеч и с наслаждением почесался.
Из под пиджака показалась причина плохого прилегания костюма к спине – крылья с большими белыми, похожими на гусиные, перьями. Сложив аккуратно крылья, Помощник снова натянул пиджак и стал серьезным.

– Какой кошмар! С кем приходится работать! Одни бестолочи вокруг! Вон отсюда! – завопил Сценарист.
Молодой человек пулей вылетел из кабинета, неслышно прикрыв за собой дверь.
– Ну и что теперь делать? Последнюю идею загубили …Бездари!
– А может, сделаем хэппи-энд, а? Господин Сценарист?
Ну и пусть мелодрама …
Во-первых, у Вас уже этого давно не было. А во-вторых, публика любит мелодрамы, Вам только  аплодировать будут, ей богу!
Сценарист посидел немного, наморщив лоб, а потом выдохнул:
– Сил моих больше нет.
Мелодрама так мелодрама – и подвинул к себе чистый лист.

***
Поток машин  в обе стороны.
Утро, час пик.
Хорошо, что еще нет пробки.
Близняшки  пристегнуты к своим стульчикам на заднем сидении и мирно ругаются, обсуждая последнюю серию мультика про Губку Боба. Ранцы обоих лежат в пределе видимости  и досягаемости. Маленькие собственники!
Как же они похожи на своего папочку – интонации, жесты, привычки. Даром, что разнополые детишки, мои. Даже дочка,  на меня совсем не похожа. И это пока они еще совсем крошки.
О-хо-хо.

Хорошо, что у меня автоматическая коробка передач.
Когда надо что-то обдумать – незаменимая вещь, не надо переключать скорости.
Одна нога на педали газа, руки на руле, только следи за дорогой.
Обдумывать было что.
Не далее, как два часа назад мой благоверный, отец близняшек позвонил и настойчиво потребовал встретиться.
Именно потребовал твёрдо и в тоже время с той неповторимой задорной мальчишеской интонацией, которая  заставила меня вздрогнуть. Хотя казалось уже всё давно позади. Вечный мальчик. Неунывающий баловень судьбы.
Если учесть, что мы уже полгода, как  в разводе и за это время он звонил всего три раза, да и то один раз, чтобы поздравить малышей  с днем рождения, то можно представить себе мое удивление.
Сегодня я работаю во вторую смену, так что встретиться с ним могу.
Поломалась, конечно, для виду, но договорились  в нашем кафе.
Сразу, как отвезу   близняшек в садик.
Бросаю взгляд в зеркало заднего вида. А что, выгляжу очень даже прилично. Ни синяков под глазами, цвет лица сегодня  вполне, даже румянец естественный  откуда-то взялся. Абсолютно довольная жизнью женщина налицо. Потом, конечно, еще подкрашу глаза и губы, чтобы быть во всеоружии.

Интересно, что случилось?
Очень  душно сегодня. Я приоткрыла окно и зря.
Залетел громадный жирный шмель и стал ползать по лобовому стеклу, периодически делая круг почета по салону.
Близняшки, конечно, сразу завизжали.
На переднем сидении лежит свежая газета, которую купила на заправке.
Одной рукой изловчиться и ударить по нему газетой.
Нет, не стоит, все – таки живое существо.
Лучше открою противоположное окно, чтобы вылетел.
А если ужалит?  Да еще малышей…

Нет…
Я, держа руль левой рукой, тяну правую к газете.
Так, теперь только не промазать.
Вот он сел на лобовое стекло. Удар!
В точку – шмель упал на панель управления, завалившись на спину и мелко подергивая лапками.
Ой, что это!
Меня вынесло на встречную… Грузовик. Несется прямо на меня. Нет!!!
Резко дергаю руль вправо и жму тормоз до самого пола.
Только бы не перевернуться!  Господи, только не перевернуться!

Меня заносит вправо, успеваю затормозить за несколько сантиметров до бордюра.
Уфф! На лбу холодный пот, стекает прямо в глаза.
Клаксон грузовика рвет барабанные перепонки.
Возмущенный водитель делает мне из кабины неприличный жест и что – то кричит.
Да, да, согласна, дура я, но живая. ЖИВАЯ!
Близняшки плачут, испугались.
А меня заполняет ощущение дикой радости и счастья.

Звонок. Это мобильный …
Достаю его трясущимися руками  из кармана.
– Привет, солнц! У вас все нормально?
Вот чудеса. Это мой благоверный. Что это с ним?
Задорный мальчишеский голос слегка дрожит, правда совсем чуть-чуть.

– Знаешь, у меня как-то неспокойно на душе вдруг стало. Извини, я тебе помешал, ты можешь говорить?
Да, да, конечно могу, только голос сел и дыхание перехватило.
А еще дрожь меня бьет.

Метки: ,

Страницы 1 2

Написать ответ