Коллекционер лифчиков

7 Октябрь 2010
от

Саша

– Нет, солнце, прошу тебя, отойди от камеры! Не трогай ее – это очень дорогая штука.
Слегка перезревшая брюнетка с длинными до лопаток волосами отдёрнула наманикюренные пальчики от штатива и скорчила гримаску.
– Ну вот, котик, тебе жалко даже, чтобы я потрогала?
Терпеть не могу, когда со мной сюсюкают.
Судя по повадкам, она собралась остаться здесь надолго.
Я накинул халат и встал с постели. Сигнал тревоги сработал внутри меня автоматически. Брюнетка сделала сразу две грубые ошибки – посягнула на вещи, которые я ценил больше всего.
Камеру. Её я приобрёл по случаю полгода назад у одного профи, который уезжал за бугор. Ну и второй по значимости была свобода. Я не собирался расставаться со своей холостяцкой жизнью еще, по крайней мере, лет десять – пятнадцать.

Пришлось проявить чудеса красноречия, чтобы выпроводить брюнетку. Всё – больше никаких встреч. Свои фотографии она получит по почте.
Не бог весть, какое приобретение, и бюст силиконовый у красотки. Для средней руки глянцевого журнала может и пойдет, но не более того.
Что-то стал я уставать от этого фотомарафона. “Не вздумай Серому пожаловаться – вот смеху-то будет” – прошипел внутренний голос.

Сказать, что я благодарен Серому – это значит, ничего не сказать.
Мой лучший друг действительно был лучшим – во всяком случае, что касается фантазии – равных ему я не встречал.
И когда я столкнулся с проблемой поиска моделей для одного очень крутого журнала, с которым у меня намечался контракт то, конечно, сразу обратился к Серому. Проблем нарисовалось сразу две – мне заказали фотосессию топлесс – т.е. полуобнаженную натуру. И главное – у меня не было денег на оплату профессиональных моделей.
Серый думал минут пять, а потом выдал:
– Есть идея! Надо дать объявление в газету.
– Ты смеешься что ли? Так они и побегут ко мне раздеваться и позировать за бесплатно.
– И побегут – вот увидишь. Надо только написать, чтобы приносили с собой лифчики – в качестве оплаты за фотосессию.
– ЧТО?? Ты издеваешься?!
– Нисколько. А вот ты, Шурик, ни фига не понимаешь в женской психологии. Серый развалился в кресле, закинул ногу на ногу и закурил.

– Женщину надо поразить, удивить, оглушить и тогда она твоя. Тут каждый действует, как умеет: кто внешностью поражает, кто – умом. Ну, а если ничего в наличии нет – тут наглость приходит на помощь. Чем наглее – тем лучше.
Если бы мне твою внешность – вздохнул Серый, то бабы…
Он сделал глубокую затяжку.
– Да зачем? Они же и так на тебе виснут, Серый.
– Виснут, это ты прав – мой друг знал себе цену.
Впрочем, мы отвлеклись. Если ты просто дашь объявление, что ищешь модель для съемки, да еще бесплатно тогда, конечно, никто не позвонит.
Тут надо всё вывернуть наоборот – это ты сделаешь бесплатно фото девушкам. А в качестве благодарности пусть принесут тебе свой самый красивый лифчик. Коллекционируешь ты их, понял?
– Да на фиг мне чужие лифчики? Я что ненормальный?
– А вот это и есть приманка, Шурик! Та самая наглость, которая поразит, заинтересует и, в конечном счете, приведет к тебе.
– Ну, знаешь… А если меня бить начнут?
Мой друг только загадочно улыбался.

Выхода у меня всё равно не было, и я после нескольких дней споров и сомнений дал объявление в газету.
В тот же вечер раздался звонок – немного развязный женский голос с любопытством спрашивал мой адрес.
Девушка оказалась довольно хороша, фотогенична и совершенно не стеснялась.
На следующий день позвонили уже три, а дальше пошло по нарастающей так, что мне приходилось составлять график.
Я сделал очень удачные фото и, отобрав лучшие, принёс работодателю. Начальство осталось в восторге, подписало долгосрочный контракт и предложило продолжить топлесс – тему.
Потом позвонили еще из других, средней руки журналов и поинтересовались, не возьмусь ли я поработать и для них.

От желающих встретиться с коллекционером бюстгальтеров не было отбоя. Дамы, побывавшие у меня, давали мой адрес своим подругам.
Серый довольно посмеивался, слушая дифирамбы в свой адрес, и похлопывал меня по плечу, прихлебывая, подаренный мной виски.
– Ты это… только смотри, чтобы какая- нибудь из них тебя не захомутала, а то знаешь…
Но тут я был осторожен.
Несмотря на то, что большинство из моих моделей норовили остаться на ночь, попытки долгосрочных отношений я жестоко пресекал.
Искательницы приключений и извращенки, которые с порога просили показать всё увеличивающуюся коллекцию – были не в моём вкусе.
Случилось так, что некоторым я стал даже отказывать и вообще уже подумывал, чтобы убрать объявление из газеты.
И тут раздался звонок.

Голос в телефонной трубке был совершенно непохож на другие. В нём напрочь отсутствовало любопытство, кокетство, смешливая вульгарность. В голосе слышалась тоскливая безысходность, и даже боль.  Это меня заинтриговало настолько, что я согласился встретиться с незнакомкой, несмотря на позднее время.

Лера

Что за дрянь… цвет и название такие многообещающие, а на вкус… брр. Клопов я никогда в жизни не видела, но говорят, что это пахнет именно клопами. Арманьяк…
Раньше мне нравилось это слово. Я представляла себе красавца гасконца из романов Дюма, мсье д’Арманьяка с лихо закрученными чёрными усами и горящими глазами.
Мой гасконец пил не какое-то там бургундское, а напиток со звучным именем “Арманьяк”.
В крайнем случае, гасконца в моих фантазиях сменял странный очень харизматичный тип, напоминавший одновременно Дракулу и Ганнибала Лектера.
Он говорил баритоном с металлическими нотками: “Разрешите представиться, мадемуазель, R- маньяк”.
И предлагал мне низкий и широкий стеклянный фужер с жидкостью цвета тёмного янтаря.
На этом все мои фантазии связанные с алкоголем заканчивались. Я была патологической трезвенницей. Ни водки, ни вина, ни коньяка не переносила. Была…

Но сегодня мне необходимо напиться. Вдрызг. Чтобы забыть хоть до завтра этот животный страх. Это ощущение загнанного в клетку зверя.
Во всех книжках, которые я читала, герои поступали именно так – напивались. Я специально купила бутылку самого лучшего бренди, который только оказался в магазине и надо же… И тут облом.
Ну же, давай, как лекарство. Я подбадривала себя, делая крошечные глотки из фужера.
Но это пойло никак не хотело заканчиваться.

Господи! Как пережить этот вечер?
Я включила телевизор. Там шло очередное ток – шоу с бодреньким ведущим и участниками, не вызывающими ничего, кроме раздражения.
По другой программе героиня бесконечного сериала пыталась вызвать слезу у зрителя своими картинными страданиями и фальшивым голосом.
Нет, нет, только не это.
Экран потух, и мне стало даже легче.
Что же делать? Так можно сойти с ума. Я залезла с ногами в кресло и обхватила колени руками. Надо чем-то себя занять.

Сильный порыв ветра распахнул плохо закрытую форточку и принёс ледяной холод в и без того мрачное безмолвие комнаты. Я встала, закрыла окно, задернула плотно занавески и подняла разлетевшуюся веером газету. Надо включить торшер, хоть какое-то подобие тепла и жизни. Снова забралась в кресло. В мягком свете шелкового абажура глаза выхватили объявление на последнем газетном листе.
Оно было напечатано очень крупным шрифтом и просто нагло смеялось надо мной:

“Если вы молоды, красивы, стройны и незакомплексованы – это для вас! Профессиональный фотограф сделает вам фотосессию топлесс бесплатно при одном условии.
Вы принесете с собой ваш самый красивый бюстгальтер. Коллекционирую бюстгальтеры! Конфиденциальность и безопасность гарантирована.
Саша”.

Господи, какой бред! Весь мир сошёл с ума! И почему-то именно сегодня.
Я сцепила руки в замок на затылке, прижала локти к вискам, раскачиваясь из стороны в сторону, и закрыла глаза.
Как дожить до утра? Почему до утра? А что изменится утром?
Нет, утром всё будет по-другому. Начнётся новый день и страх отступит, и включится рассудок, который меня никогда не подводил. Только дожить до утра.
Но как? Как всё забыть? Как не думать ни о чём?
Вдруг взгляд снова упал на объявление и меня бросило в жар. Нет! С ума сошла? А почему бы и нет? Это как раз то, что нужно – забыть, не думать. Банальная истина: клин клином вышибают…
Собственно, какая разница? Да и фотки на память останутся.
Я схватила фужер с оставшимся пойлом и зажмурясь, вылила его себе в рот.
Потом набрала номер.
Голос по ту сторону телефона оказался приятным и на удивление интеллигентным. Любитель лифчиков ждал меня через час с нетерпением.
Бывают же придурки на этом свете и всё у них хорошо. Больше не думать ни о чём.
Я вскочила с кресла и пошла выбирать бюстгальтер.

Александр Семёнович

– М-даа… Вы молодые сейчас совсем другие. Вы свободнее, не боитесь говорить то, что думаете, не слишком заботитесь о мнении окружающих. Есть, конечно, в этом и минусы … Впрочем, не обращайте внимания – это старческое брюзжание.
Просто лет двадцать назад такое было абсолютно невозможно. Вы себе не представляете, какая бы последовала реакция, если бы принесли такое объявление в газету.
Старичок звонко и заливисто рассмеялся.
Морщинки на щеках, розовеющий от смеха нос и серебристая бородка делали его похожим на деда Мороза.
Молодой человек сидящий рядом тоже рассмеялся – уж очень заразительным был смех собеседника.
– Да, Саша, это вы отожгли. Так, кажется, сейчас молодежь говорит?
– Александр Семёнович? Откуда вы такие слова знаете? – у Саши от удивления приоткрылся рот.
– Ну, тёзка, я ведь не совсем еще маразматик. Книжки читаю, газеты. У меня даже интернет дома есть, представляете?
Ладно, отвлеклись мы немного.

Так что говорите, любовь с первого взгляда? При таких дурацких обстоятельствах?
– Да, да. Я не думал, что такое бывает. Я ведь, знаете Александр Семёнович, циник. Профессия такая.
Фотограф имеет дело с недостатками человеческого лица, фигуры. Это только кажется, глядя на страницы глянцевых журналов, какие там красавицы.

Метки:

Страницы 1 2 3

Написать ответ