Мстительное

И ещё было:
воздвиг Он рознь промеж живыми,
дабы скорбел человек: «я – последний,
и не́т под небом иной души, себя сознающей!»
(«Книга Последнего Дня»)

Вновь – они…
Барабаны!
Барабаны вдали.
Там, на крае… по краю, за краем земли
– гром зари!
Прочь, безумные, вещие!
… снова они.

Лжёте… лжёте? – ВАС НЕТ! – не стучите в виски́!
… донна Анна, не мучь своего дон-Жуана…
– Это – сон!
Сердце – камень точильный тоски
(раны? – странно…).

… блик помады на небе – следы её губ…
– Я – один, я – последний!.. Не на́до обмана.
«Донна Анна!
Анюта…» –
кричу на снегу.
Где ты, Анна?..

То ли туч,
то ли гор раскололи гряду –
рву посмертную маску с гримасы рассвета!
… белый пепел поёт в восходящем аду…
«Врёшь!» – молю.
Барабаны… найти их…
– найду!

И убью.
… встало Солнце – как Авеля ме́та.

©Андрей Злой

 

Мстительное

Я от счастья был пьян, покупая билеты,
На концерт в филармонию мчался в поту:
Неужели услышу я Зубина Мету?
Но ошибся и слышу зубную метУ.

Я адепт строгой классики, ас чётких правил —
Мне Стравинский милей, Дебюсси и Равель.
Но на сцене стоял дирижер, как какавель,
как упившись какавы журавль — какавЕль!

Это вам не эстрада, не рок балаганный!
Как же можно терзать мой классический слух!
Ну какого бемоля козе барабаны!
Я сказал бы грубее, простите, — козлу!

Мой поруганный вкус просит мести упрямо!
За искусство я в схватку вступить не боюсь!
Ночью я прокрадусь в оркестровую яму
и безжалостно все барабаны убью!

©chajka

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *