Пляски богов

Спасибо Илье Славицкому за тему.

Боги пляшут рок-н-роллы, извиваясь в танце диком — руки голы, ноги голы. Горько плачет Эвридика — не вернуть былого счастья, не растрогать бога плачем.
Никогда не возвращайся…не гляди назад… Иначе, станешь глыбой соли, бэби, камнем слез в пустынном аде. Будешь вечно видеть в небе ноги, пляшущих ламбаду, мамбу, сальсу, чарльстоны — вышло время менуэтов.
Слышишь, ветер глухо стонет: Не родись, дитя, поэтом!
Не родись, дитя в Беслане, в СрЕбреннице и Цхинвали.

Боги пляшут быстрый танец — тили-тили, трали-вали.

Букетик, оборотка

Собакам живется порою не сладко,
Тоскуют животные, маются жутко:
Они на цветы эстетичные падки,
Особенно манят собак незабудки.

Однако, случается, нет их на грядках,
Не сыщешь цветы ни в саду, ни за будкой.
К соседям собаки проникнут украдкой —
И там не найдут ни одной незабудки!

Приходится красть у хозяина тапки,
Устраивать лаем ночную побудку:
Давай, мол, неси незабудок охапку…
И он догадается, скажете? Дудки!

Возможно возникнет шальная мыслишка:
«А, может, собакам нужны незабудки?»
Но сразу исчезнет: вот это уж слишком!
Зачем им цветы? Это все предрассудки…

(c) Grafomanoff

Трагедия в доме. Супруга не в духе —
Запахло цунами, грозой, ураганом,
Забился под шкаф той-терьер вислоухий
Ребенок в сортире закрылся от мамы.

Молитва, пародия

…Научи меня, боже, не ждать, пропускать неуклюжее справа,
Научи обнимать пустоту, и в открытые окна молчать –
Будет легче сидеть за столом и, глотая земную отраву,
Неземные цветы позабыв, не кому-то запеть сгоряча.

Научи гулеванов моих, у которых за пазухой вырос,
Позабыть обо мне хоть на час, а получится – так и на срок.
Как запущен великий предел, так пустеют приделы и клирос,
В перекрест нетопыреных крыл заколочены бог и порог.

А бескостный твой дар языков научи заменять именами,
И японское нежное «тян» заменить офранцуженным «лё»;
Научи говорить не уча, и учить, не дай ты, не словами,
Чтоб в двенадцатом кегле глагол на челе выжигало огнем.

Покажи, как движеньем плеча оскорбить календарную осень,
Заикание сделать ценой за автобусный белый билет…
И за – боже ты мой! – тридцать лет научи хоть кого-нибудь бросить!
Эта пытка страшнее костра – тридцать, господи, лет, тридцать лет…

Научи меня, боже, просить – я и в этом, как видишь, теленок.
Выхожу пред тобой на ковер, и иду, пока вру и дышу.
Урезает маэстро дождя барабанную дробь перепонок…

Научи меня, боже, не жить – ты ведь знаешь – я редко прошу…

©Егор Белоглазов Молитва


Как запущен великий язык, что когда-то считался могучим:
чтоб фемину и леди воспеть нужно нежно-японское «тян» —
растопыренным нетопырем серафим шестикрылый замучен
и двенадцатым кеглем на лбу светит русский трехбуквенный  «ян».

Унитазная философия, пародия

Как совершенен унитаз!
Эмаль, ласкающая глаз,
Чарующие формы,
А в нём – то штиль, то штормы.
Когда потянешь за шнурок
И, сердцем замирая,
Глядишь на бешеный поток –
Всё на пути смывая,
Вот он ворвался и угас
С фатальностью кометы.
И думаешь: вот так и нас
Смывают волны Леты.

©Александр Фролов  Философский взгляд


Когда сижу на унитазе,
я размышляю всякий раз,
что часть меня, и раз за разом,
мои дела, успехи, разум
уносит каждый унитаз.

Камышовый сон, пародия

Сплети мне сон из тени тростника,
На зыбь воды наброшенной небрежно,
Я раствориться в нём хочу неспешно,
Не больно, тихо – но наверняка.
Пусть длинноногий тростниковый кот,
Хранитель тусклых лун в зрачках суровых,
Поверив недосказанному слову,
Придёт и сядет у моих ворот –

Переводить мне шёпот тростника,
Ночные сказки говорить до света…
Пусть я не буду знать, какой монетой
Придётся заплатить за сны, пока
Петух свой третий крик не бросит ветру.
…Но я вчера убила петуха.

(с) alissandra  тростниковый сон

Камышовый сон

Сплети мне  сон из тени камыша
На  блеск стакана  брошенный небрежно.
Я раствориться в нем хочу неспешно.
Приди же Васька, блудная душа.

Переведи мне камышовый шум,
Шепчи, про то, как гнет деревья ветер.
Ты лучший камышовый кот на свете.
Тебя я спеть, пожалуй, попрошу.

Потерянная любовь, пародия

Терялся мир и Рим и иже с ним.
Терялось всё — от ложек до корыта.
Дома терялись, потерялся нимб
У Бога, а у дьявола копыта.

И исчезало, таяло внизу,
И только мы с тобой на сеновале
Затерянном в потерянном лесу
В объятиях себя не потеряли.

(c)vn19

Терялся мир, туман  над  ним повис,
Вокруг стога пушистые стояли,
И  нам  с тобой хотелось так любви —
большой и чистой,  чтоб на  сеновале.