Ворона и лисица (басня-триллер)

Однажды под утро,
В дневные часы,
Ворона украла
Кружок колбасы.
Летела-летела
Хромая при том;
Навстречу другая
Ворона с кнутом.
Ворона с кнутом
Закричала: «Ату!» —
Увидев кружок тот
Не в собственном рту.
От радости стали
Друг друга трепать.
А колбаса полетела
Как в падь.
Летела с оглядкою
Колбаса.
Такие бывают
Еще чудеса.
(С) Вера

Однажды под утро, над дюнами гор
Ворону для пиццы похитил рокфор.
Летел он, хромая, вприсядку, пыхтя,
Вдруг видит салями с лисою в когтях.
А сыр и салями — враги испокон,
Как заяц и волк, огурец — с молоком.

Теория поэтической относительности, пародия

действительность совсем не такова,
какой нам кажется — ворона на заборе
не каркает, а говорит слова
по-человечьи, а не по-вороньи.
другая жизнь — она везде, вокруг
и поперёк, повдоль, вверху и снизу.
не дятел долбит крепкую кору —
кора сама подвержена капризу
пробитой быть и посмотреть на мир
сквозь трещины, оставленные птицей
и ощутить присущее живым
желанье умереть и возродиться
хотя бы в том никчемном существе,
который смотрит глупо на ворону.
ворона каркнула… и мир вокруг взлетел,
и черной точкой скрылся в небосклоне.

(c)vn19 Другой мир

действительность совсем не такова,
как кажется — и если у поэта
сбит ритм и исковерканы слова —
вам кажется. учитесь видеть в этом
другую жизнь, другой  язык, изгиб
семантики в неверном удареньи —
не автор жжет читателю мозги,
читатель сам подвержен раз — жж — енью:

Портретное сходство, пародия

Изреку русалку на реку,
Заверну в речное одеяло.
И десяток спрятанных “ку-ку”
На кустах развешу карнавалом.
Напишу собаку со спины,
Белую с роскошными глазами.
Рядом две китайские стены,
Тумбочку и колбасу салями.
Трёх жуков, смешную стрекозу,
Тысячу солдат из терракота…
А потом всё нафиг я сотру,
И оставлю только твоё фото.

(c)vn19 художник-натуралист


Напишу каргу на берегу,
Сберегу набросок под подушкой —
пусть кричат мне гнусное «ку-ку»,
жестом у виска берЕдя душу.
Я карге добавлю на спине
Белоснежный хвост, глаза на крупе,

*** Какое дело вьюге в феврале

Какое дело вьюге в феврале
До ностальгии и твоих немых истерик?
До перекрестка нелюбви, где был потерян
В снегу ищейкой счастья зыбкий след.

До девочки, что в шубке разомлев,
На лоб короной сдвинув шапку меховую,
Ловила пальцами снежки и поцелуи,
С улыбкой рода снежных королев.

И думала, что жизнь дала ей шанс.
И в эйфории от любовного наркоза,
Не ведала, что сказка — малый жанр,
Короткий очень… и всего лишь проза.

*** Знаешь, нет проще игры на свете

Знаешь, нет проще игры на свете:
Если у жизни расползся шов,
Если в дыру задувает ветер,
Если бессильны и нить, и клейстер —
Делаем вид, что все хорошо.

Это такая игра смешная:
Если отчаянье жжет глаза,
Оловом боли твой сон запаян,
Память-покойницу, пеленая,
Главное — вида не показать.

Перевернутое, пародия

Я лежу на косогоре
Головою вниз.
Перевернутое море,
Неурочный бриз.

Нет охоты шевелиться,
Чтобы лечь ловчей.
Перевернутые лица —
Я лежу ничей.

Догорая, солнце светит
Над моей ногой.
Я бы в старом партбилете
Написал — «изгой»…

Передернутый по жизни
Социокаприз.
Я лежу среди Отчизны
Головою вниз.

© Шень

Я лежу на  косогоре
С  моря  жду пассат:
Поэтическое горе —
Не о чем писать.

Вдохновиться  нужно  вскоре
Без Мальдив  и  Ницц —
Лягу  я  на косогоре
Головою вниз.

Кровь прильет и мир наполнит
Глубиной простой —
Перевернутое поле,
Бабы  вверх… кормой.