Увидеть Париж

А хочешь поделюсь с тобой, родной,
Своею персональною весной?
Миндаль танцует белый вальс в моем саду,
Под блюз кошачий февраля сгребают тело
Поганою метлой.  Ату его, ату!

Коты орут, февраль когтями рвут.
А он роняет капли на траву
Багровых маков.  Жест отчаянно — простой…
Но мне милее анемон французских Жаков —
Бесстыдно — алый, откровенно — голубой.

Наивная и глупая мечта —
Весна в Париже с чистого листа.

Игрушка

У них был счастливый брак.
Крыся и Пушок — так они называли друг друга, когда были одни. Ну, Крыся — это понятно, потому что Кристина.
А вот как из Антона получился Пушок — это было загадкой. Наверное, потому, что она очень любила гладить его по затылку, а волосы были мягкие, нежные, как пушок на голове ребенка.
Она всегда страшно  стеснялась, когда у нее случайно вырывалось это ласковое обращение, а вокруг находились люди.

Детей у них не было. По чьей вине — это выяснить так и не удалось.
Они долго ходили по врачам, проходили разные сложные проверки, и, в конце концов, врачи развели руками, заявив, что все нормально и у нее и у него.
А почему нет детей …бывает такое.
Какая-то несовместимость, науке неизвестная и помочь они ничем не могут.

Зато у них была любовь.
Любовь…
Как она рождается и почему?
Почему люди  видятся каждый день, ходят друг мимо друга много лет, не замечая один другого? Смотрят и даже разговаривают совершенно равнодушно.
Они не знают, какого цвета  у вас глаза, не обращают внимания на родинку под бровью,  да и зачем?
И вдруг однажды происходит какой-то щелчок, короткое замыкание и рождается нечто.
Это еще только предчувствие, всего лишь радостное удивление, что знакомый и заурядный, в общем — то, человек оказывается совсем не таким.
Вдруг замечаешь, что он очень  красивый и глаза у него большие, серые, глубокие и голос бархатный…
Каждый день приносит новое открытие.

Этот процесс рождения любви похож на закипание воды в чайнике: сначала появляется один пузырек, он кружится, затем к нему присоединяется еще один и еще …
Вначале они танцуют медленный танец, но постепенно музыка становится громче.
К пузырькам присоединяются новые пары, и вот уже все бурлит, кипит… Это родилась любовь.

Колесо обозрения (19 февраля)

Водолей завершает правленье —
Все что вылил мы молча допьем.
Зодиак колесом обозренья
Продолжает вращенье свое.

Мы в кабинках — сойти невозможно,
Нет стоп — крана — такой вот сюжет,
Даже пусть на висках лопнет кожа,
Даже если тошнота уже.

Кто -то там истерично хохочет,
Кто -то плачет. Платочек в крови
Возле носа… А сумерки к ночи
Тянут тонкие пальцы свои.

По одежке

Наконец-то подошла моя очередь.
Дверь в кабинет участкового врача (или как сейчас принято говорить семейного) открылась и оттуда вывалилась толстая тетка.
Тетка надсадно кашляла, даже не прикрывая рот ладошкой.
За руку она тащила такого же толстого, сопливого мальчика лет восьми, как две капли воды похожего на тетку и тоже кашляющего.
Ребенок не проявлял никаких признаков воспитанности и разбрызгивал во все стороны миллиарды вирусов и микробов.
«Наверное, и микробы у него такие же толстые и сопливые » — злорадно подумал я и, стараясь не дышать, ринулся на штурм заветной двери.

В кабинете, докторша в белом халате показала мне жестом подождать за дверью, в то время как сама что-то писала на клочке бумаги.
Я раздраженно закрыл дверь с другой стороны.
«Сейчас же везде компьютеры. Что эта мымра пишет вручную?
Неужели до сих пор комп не освоила» — подумал я.
Вроде не старая еще. Докторшу я толком рассмотреть не успел, но на вид лет сорок или около того.

Я, вообще, в поликлинике можно сказать первый раз, и дай бог здесь больше не появляться. Терпеть не могу этих эскулапов. Им только дай волю — обязательно, какую — нибудь болячку выкопают.
Наверное, только ненормальные или юродивые могут выбрать себе такую профессию. Бррр… Видеть все время чужую боль, кровь.

То ли дело я — сисадмин.
Много техники, минимум людей и никакой тебе боли и крови, ну разве что вирус какой когда.
Я улыбнулся и настойчиво постучал в дверь.

Лето

ушедшим поэтам


Как сладко плакать в феврале
О том, что было:
Поймало лето в сети — сном,
Волной накрыло.

Смятеньем чувств, восторгом слов,
Строки рожденья,
Касаньем призрачной руки
Стихо творенья.

Созвучность душ и дружбы свет,
Ни смут,  ни тени.
И  сердце бьется в такт уму,
А не отдельно.

Но рухнет выдуманный мир.
Беда? И все же,
То, чем дышали мы тогда
Вернуть не сможем.

Любовник

Я без тебя прожить не в силах
В теченье дня.
Твой облик скромный, строгий, милый —
Пленил меня.
Соперник твой  — он так завистлив —
Не надо драм.
Души вопросы, чувства, мысли —
Тебе отдам.
Я забываю все на свете
От наших встреч —
Лишь дрожь и любопытства сети.
Меня увлечь
Умеешь ты.  Я знаю точно,
Что ждет экстаз.
Наверно,  я больна, порочна.