Звёздное

Выхожу одна я на пробежку,
Георгиня века своего;
Осень, неохватна и кромешна,
Выкипеть грозит из берегов.
Распирает хлипкие ограды
Вширь и вкось – «Горшочек, не вари!»
Или нет, не прекращай, не надо!
Пусть мелькают дылды-фонари,
Словно группа слаженной поддержки –
Взмах помпоном света… снова тьма.
И рябин промокшие мережки,
И берёзок волглая сурьма.
Тянет клён аляпистую лапу –
мол, отбей! Дрожит осинок рой.
Гривы яблонь взбалмошно кудлаты,
Гривы ив — ночное, водопой.
Словно зверь в загончике из «лего»,
Спит стихия в пышной тесноте.
Ночь длинна. Аллея внемлет бегу
И вон той, мерцающей, звезде.
Ночь темна, звезда горит недужно,
Лермонтов со школы нелюбим…
Отчего так людям это нужно –
Выходить куда-нибудь одним?

Петра Калугина, Москва (Россия) Отчего так

 

Выхожу опять на Кубок мира:
Георгин, для близких просто — Жорж.
Выстрел мой в словесном этом тире.
Чем же зарядить своё ружжо?

Мятущееся

В тёплом отблеске свечей,
силой мистики согретый,
вдруг увижу силуэты
тыквы, выросшей в карету:
подчиняясь силе этой,
в никуда помчусь ничей.

клубок

клубок мохера мягок и пахуч,
и кажется – продрогший солнца луч
зарылся влажным носом в мякоть пряжи.
и так забавно трогать коготком
комок, что пахнет мамой, молоком,
шевелится, шуршит и дразнит даже.

Скандал

Гетерогенность — это риск:
про лёд и пламень всем известно.
Не сможет даже футурист
нарисовать картину бездны

в которой тонет здравый смысл,
кипящий пар плюёт жестоко,
и растворяются умы
в цепной реакции упрёков.

Плоды времени

Я однажды посеял время в саду своём,
Поливая слезами бархатный чернозём,
Удобряя теплом и любовью кусок земли.
Проносились недели – зёрна не проросли.

Времена времени

чувствуешь – время становится холодней –
колким и острым мёрзнет в твоих ладонях,
трётся, царапая пальцы, мережка дней –
времени нити грубы, полотно плотней,
может обрезать запросто, если тронешь.