Если ты замолчишь

Если ты замолчишь — не взорвется ураном звезда,
Не накроет планету зонтом, ядовито желтея.
Это будет несчастье, в масштабе района – беда,
А точнее в районе грудины,  немного левее.

Если ты замолчишь — не сорвется с орбиты Земля,
Не замрет человечество скорбно в чудовищном стоне.
Просто кто-то поднимет упавшего вниз журавля
И в коробке под старой ольхой во дворе похоронит.

То ли

То ли будет, то ли нет
Счастье в сумасшедшем доме?
Циник ты или поэт?
То ли трагик, то ли комик?

Не понять и не объять —
То ли чувства, то ли скука.
Ты споткнешься об меня,
А потом протянешь руку.

Да, лежачего не бьют.
Ты шепнешь, взглянув лукаво,
Толь люблю, а толь убью —
Слух у сердца очень слабый.

Ведьма

Бронзовую медь в волосах твоих
Умирающий закат расплавит огнем.
Ждут на шабаш ведьм, в лесах и нагих.
Ты сегодня так легка,
ты ночью вправе
купаться в славе,
свободы  отраве.
Ночь правит днем.

В глаз болотных топь, не беги, глупец:
Там плывут, качаются страждущих тела.
В этой тине скорбь ведьмовских сердец,
Месть за то отчаянье,
мысли страшные
И протяжный вой,
сожженых заживо,
Ведьм на кострах.

Всего полчаса

Сценарист сидел за старинным  массивным  письменным столом и покусывал кончик белоснежного  пера.
Громадного, тонко отточенного пера и возможно даже не гусиного.
Другой, свободной рукой он почесывал затылок и напряженно смотрел вперед, пытаясь поймать ускользавшую от него мысль.
— Я устал, как же я устал. У меня творческий застой и ни одной нормальной идеи.
Все время одно и тоже. Как же мне это надоело!
— Господин Сценарист, ну что вы… какой застой? Усталость, наверное. Но мы почти закончили на сегодня.
Это последний сценарий, который надо дописать и потом будете отдыхать. Ну же, последнее усилие.

Одетый в прекрасно сшитый костюм Помощник Сценариста пододвинул боссу рукопись, лежащую на краю стола.
Костюм помощника  как-то странно морщил на спине, но в остальном сидел безупречно и только галстук с легкомысленными облачками выдавал  принадлежность  хозяина  к творческой богеме.
— Хорошо сказать дописать! Как тут дописать, если все сюжеты уже прокручены миллион раз в разных вариациях.
Ну, скажи мне, чего еще не было? И детективы, и мыльные оперы и триллеры  — что же еще оригинального можно придумать?
В голосе говорившего явственно слышались капризные нотки. Он театрально подпёр лоб обеими руками и закрыл глаза, демонстрируя степень своей крайней усталости.

Большой жирный шмель, неизвестно откуда взявшийся, вдруг сел на шероховатую в мелких трещинах поверхность стола.
Помощник Сценариста  потянулся  к стопке бумаг  и, свернув их в трубочку,  уже занес руку в ударе, но его оборвал резкий окрик Сценариста:
— Вы с ума сошли! Это же живая тварь, вы собираетесь ее убить?

Категорический стих

Значит, так было нужно, чтоб кончилось все, не начавшись.
Посредине пути разве будет удачным дебют?
И наш маленький рай в категории «глупое счастье»
Разменяем на два в каталоге «покой и уют.»

Драгоценное дерево правды давно стало стружкой,
Разметала нас жизнь — это повод душой очерстветь.
То, что прежде мы звали всегда категорией «дружба»,
Нам теперь  заменила с тобой категория «сеть».

Уеду

Я буду в мире с собою жить,
Не злиться и не кричать,
Уеду в глушь и в этой глуши
Начну цвета различать:

И серый вкус и безвкусный цвет —
Немые мои враги.
Итог, швырнув медяки монет,
С позором сбежит к другим.

Я вырублю интернет и факс,
Лаптоп снесу на чердак,
И все, что делала я не так
Теперь я сделаю так.