Репортаж с Грелкой на шее, финал

Балаган? Ярмарка?

Как оказалось самое главное было впереди. Когда объявили итоги, люди стали открывать анонимность и обнаружилось, что…
В соседней группе играл рассказ Лео Каганова, а в моей Сергея Лукьяненко. Гыгы…
Мэтр читал мой бред, но не голосовал за меня — я проверила.
Зато голосовал за два рассказа, которые и я взяла в топ. Самое смешное, что оба мастера заняли: Лео 10, а Лукьяненко почетное 20 место.
А как пинали их рассказы — это что-то. И друг друга они тоже попинали здорово, не зная, кто есть кто. Теперь возвращаясь к тем комментариям, я просто ржу аки мустанг.
В финале Лукьяненко и Каганов под левыми никами отрецензировали все рассказы финала (О, как я кусаю себе локти — и не хватило мне, чтобы выйти в финал всего одного балла!

Репортаж с Грелкой на шее

Возомнив себя уже вполне зрелой писакой тельницей, я решила принять участие в осенней Рваной грелке (2008), в первый раз в жизни. Наслышана я была про это суперкрутой конкурс, существующий аж с 2000 года, организованный Ллео Кагановым и при непосредственной помощи Лукьяненко.
В конце концов, главное не победа, и мне было крайне любопытно принять в этом участие. Для тех, кто не знает, поясню конкурс традиционно жeсткий и по срокам и по всему остальному. На написание дается два с половиной дня, конкурс анонимный и самосудный. Кроме того, принимают в нем участие как совсем зеленые новички, так и крутые писатели- фантасты, такие, как Каганов и Лукьяненко (разумеется, даже заявку регистрируя под псевдонимами). А тексты идут только под номерами — двойная конспирация. :))
Короче, я морально настроилась и стала ждать объявления темы.

Тему объявили в пятницу в 14:00 и я сразу выпала в осадок.

Мало того, что звучала она так: «Если выпало в Империи родиться, лучше жить в глухой провинции у моря» (кстати, что это строка Бродского я узнала только через несколько часов, вбив ее в Гугль), но рассказ должен быть написан в стиле «вестерн».

Часа два я заламывала руки, нецензурно ругалась (в мыслях) и пищала: не хочу, не буду! Более полярные вещи, чем я и вестерн представить себе трудно — разве, что какой — нибудь фентэзи про орков и гоблинов.

Злобно ожидая, что сейчас конкурс и организаторов пошлют все, я зашла почитать комментарии и… Несмотря на активно выраженную позицию участников слоганом «тема — г..но!» (слоган повторялся почти в каждом комментарии), практически никто не собирался отказываться, а скулящих авторов вроде меня обзывали слабаками.
Надо сказать, что упрямство моя вторая натура. Начитавшись оскорблений, я почувствовала здоровую злость и решила написать, во что бы-то ни стало.

Тут неоценимую помощь мне оказал goodbadevil.

Городской сюр

Сбились в аллею туи
Тысячей эскимо.
Туча взасос целует
Полной луны бельмо.
Ветер не глушит бранью
Улиц фальцет и фальшь.
Впились занозы-краны
В старый сырой асфальт.
Город хотел с мигалкой
Грубо поймать весну,
Но, подворотней гавкнув,
Скуксился – и уснул…

(c) Grafomanoff

Ухнула подворотня,
Взвился фальцетом кот,
В городе – преисподней
Кто- то сегодня жжёт.

Ершиком туалетным
Елка под Новый год,
Снег с перепоя бледный
Падает, но идет.

На костыле ажурном
Кран, как пират-главарь,
Робко целует урны
Юный ночной фонарь.

Устье

«Эпизоды и факты проходят сквозь разум», *
Отфильтрован итог и грусти, не грусти —
Ты всего лишь пловец на дистанции брассом,
По реке этой жизни, впадающей в Стикс.

Ты торопишься, бурю оваций срывая,
Баттерфляем летя в горизонтный закат,
Где огонь и вода так умело скрывают,
Что до устья осталось четыре гребка.

*Вадим Шершеневич

Ты и я

С виду мы не очень схожи:
Ты мужчина, я — отнюдь.
Мышцы у тебя под кожей —
У меня… ну, в общем, грудь.

Ты поклонник спорт — экстрима,
В телек, свой уставя взор.
Мне жевать необходимо
Сериальный комбикорм.

Ты программер из Нью-Йорка,
Я швея из Воркуты.
Не похожи ни на йоту
Наши мысли и мечты.

Критик

Ну-с господа, спасибо за вниманье,
(Сейчас должно быть будут убивать)*.
Да, критик я и не сошел с ума. Нет,
Не стоит мне на лысину плевать!

Я вам сказал всю правду, как читатель,
Про ваши как бы вроде бы стихи,
(Сейчас должно быть будут убивать). Эй!
Зачем давить мне пятку? Не Ахилл.