Корпорация анти ЖЖ, глава вторая

23 Август 2010
от

Начало:

Глава первая

Глава вторая: “Единожды солгав…”

На стоянке ближайшей к зданию бесшумно припарковался шикарный электромобиль.
Дверца его открылась, и  оттуда вышел высокий  седеющий мужчина. Он направился к колумбарию  легкой  пружинящей походкой.
Мужчина выглядел молодо, особенно со спины и его возраст выдавала  только седина – да и та была не тусклой и серой, а серебристой  со стальным отливом и придавала ему дополнительный шарм.

Охранник  сразу обратил внимание и пристально наблюдал за вошедшим.
И когда посетитель не направился к белевшему справа огромному зданию колумбария, а, вытащив электронную идентификационную карту и отметив ее на входе у крошечного участка кладбища, направился именно туда, охранник удивленно присвистнул.
Это же надо, какой чудак…

Кладбище состояло всего из двадцати  могил, и почти половина из них была старше  тридцати лет.
Разрешение на новое захоронение получить было практически невозможно  и стоило это “удовольствие”  бешеных денег.
Да и зачем! Кому нужны эти пережитки прошлого, когда есть колумбарий – чисто, аккуратно, компактно.

Охранник налил себе чашку ароматного кофе из автомата и равнодушно отвернулся от окна. Он потерял интерес к посетителю.
Люди ненормальные вызывали у него легкую брезгливость и желание держаться как можно дальше.

***

“Здравствуй, родная!
Я уже неделю не был у тебя, извини. Было очень много работы.
Смотри, я принес  твои любимые розы – сегодня оранжевые.
Уже пахнет осенью и скоро не будет роз, но тогда появятся хризантемы.
Крупные пушистые в завитках  и кудряшках …Ты же их тоже любишь?

Знаешь, вчера у меня была большая радость: позвонила Алиса.
У нее все хорошо, наши внуки здоровы.
Мы говорили с ней в видео – чате и она выглядит вполне счастливой.
Обещала прислать фотографии внуков, а то у меня – только старые, сделанные два года назад.

Я, к сожалению, не смог  увидеть близняшек, потому, что они были в гостях, но Алиса сказала, что малыши меня помнят.
Я ей поверил, хотя, знаешь, ведь когда она уехала от нас, они были совсем крошками.
Ну да ладно.
Я отослал дочке фотографию твоей могилы и памятника – ей понравилось.
Она ведь так и не смогла приехать ни на твои похороны,  ни потом.
Но ты не думай, родная, Алиса обязательно приедет тебя навестить в следующем году. Она обещала.

И еще наша дочка очень благодарила меня за те деньги, что я переслал ей…
Помнишь, я тебе рассказывал, что провернул удачную сделку, и Алисе эти деньги очень пригодились.
Представляешь, они с Майклом переехали в новый дом.
Очень красивый. Алиса прислала мне видео.
Она просто в восторге.

Вот так, родная.
Я здоров и чувствую себя хорошо, хотя мне  в следующем году будет шестьдесят.
Никогда не думал, что ты уйдешь раньше.
Ведь ты на двенадцать лет моложе и никогда не болела.
Ну почему, у тебя должна была оказаться именно та болезнь, которую медицина так и не научилась лечить?
Почему?!”

Мужчина присел на маленькую скамейку стоящую рядом с могильной плитой и закрыл глаза.
Несмотря на то, что прошло уже два года со дня смерти жены, он не мог забыть ее безумных от боли глаз устремленных на него, вначале умоляющих о помощи, а по мере прогрессирования болезни все более отрешенных.

Сознание покидало эти глаза также, как пригоршня воды утекает из ладошек по капле, как бы плотно ты их не сжал.
Потом она перестала его узнавать.
Звала по имени все время, но когда он приближался к ней, гнала и просила привести ее родного и любимого.
Врачи только разводили руками, прятали глаза и оправдывались крайне редкой формой болезни – рака мозга.

Однажды  она тихо угасла – просто не проснулась утром, а он в это время спал на соседней койке в палате и ничего не почувствовал. Он очень устал.
Потом не мог простить себе, что спал, что не держал ее за руку, не слышал ее последний вздох.

Тогда и решил – он похоронит ее на кладбище, не в колумбарии. У него будет малюсенький кусочек земли, где она будет лежать одна.
Куда он сможет придти и поговорить с ней, а не с тысячами безмолвных свидетелей – урн, стоящих рядом друг с другом за тонкими перегородками.

Во времена его детства такими были почтовые ящики с ячейками, в которые раскладывались письма (тогда еще бумажные).
И это сравнение вызывало у него холодок по коже – почтовый ящик: последняя весточка от любимой, с которой прожил всю жизнь – урна с ее прахом.
Нет, никогда.

И он приложил все усилия, (ему, конечно, помог его высокий пост в корпорации ЖЖ и связи), чтобы получить разрешение на захоронение жены на кладбище.
Начальство очень удивилось такому чудачеству, но помогло.
Пришлось отдать почти половину всех сбережений, накопленных за долгие годы службы.

Эти деньги откладывались на покупку домика у моря.
Туда мечтали переехать они вместе, коротать старость и воспитывать внуков. Но эта мечта не сбылась.
Дочь возмутилась экстравагантной выходке отца и долго с ним не разговаривала. Алиса  рассчитывала на эти деньги, зная, что одному, отцу никакой домик у моря не нужен.
А он так глупо их потратил.
Но сам  Гоблин так не считал.

Да и теперь, когда он все же помог дочери осуществить ее мечту о красивом, большом доме, ему было спокойнее.
Гоблин встал со скамейки, еще раз посмотрел на черную могильную плиту, на которой  языками пламени горели ярко – оранжевые розы  и пошел по дорожке к выходу.

***

Обычное осеннее утро заглянуло в офис любопытным  глазом нежаркого сентябрьского солнца.
Бесцеремонный луч прогулялся по зеркальной поверхности рабочего стола, отразился от нее и солнечным зайчиком запрыгал на подголовнике черного кожаного кресла.
Теплым прикосновением он задел мужчину, который то ли дремал,  то ли был погружен в раздумья.

Мужчина вздрогнул и открыл глаза.
– Шеф! Я нашел!!
Как всегда Дэн влетел в кабинет Гоблина без стука. На расстегнутой до второй пуговицы сверху рубашке расползалось свежее кофейное пятно, галстука  на шее не было.
– Мой юный друг, вы еще не доросли до статуса Архимеда, закройте дверь и прикрутите кран эмоций. Что за очередная “эврика” вас осенила?

Гоблин был сыт, умиротворен и философски настроен.
Ему совсем не хотелось слушать о новом “гениальном” проекте своего помощника.
Такие идеи посещали Дэна регулярно раз в две-три  недели.
За скучной внешностью клерка скрывался буйный темперамент холерика и Гоблин, снисходительно посмеиваясь про себя, вспоминал свою далекую молодость.

–  Босс!  Это талант, это…
Остатки крошек печенья от завтрака брызнули в сторону начальственного кресла, и лишь это заставило Дэна несколько поумерить свой пыл.

Уже тише, но с той же настойчивостью он продолжил.
-Я нашел его на прошлой неделе, и все это время следил за ним.  Это не человек, это монстр мимикрии и психоанализа, это – талант!
А что он творит в ЖЖ аккаунтах! Шеф, он нужен нам!

– Дэн, я ничего не понимаю. Какой монстр? Вы о чем?
Объясните подробно. Кто он?
Дэн радостно плюхнулся в соседнее с Гоблином кресло  и, сделав глубокий вдох,  выдохнул полушепотом:
– Босс, это гениальный преступник, это сетевой ЖЖ  шпион, это …Джеймс Бонд…
– Дэн, вы меня все больше удивляете.
Откуда в вашей  юной голове, мой друг, такие имена?
Этакие реликты прошлого века.
– За последнюю неделю, босс, мне пришлось узнать столько нового, вы не поверите о чем я читал и что изучал.
Даже  сделал экскурс в историю театра и кинематографии, представляете? – и  молодой человек радостно рассмеялся, продемонстрировав Гоблину ровные и здоровые зубы.

– Дэн, вы загадочны как  скунс, то есть сфинкс –  пошутил  Гоблин.
Ну, расскажите же, наконец, в чем дело, не тяните.
– Уже, шеф, уже…
Молодой человек закинул ногу на ногу.
– Итак, чуть больше недели назад ко мне заявился странный субъект.

***

Рабочий день подходил к концу, когда дверь без стука распахнулась, и на пороге появился человек странной наружности.
Длинные чуть ли не до плеч волосы, не очень густые и немного сальные на вид и крупная черная родинка над губой справа придавали его облику  театральную комичность.

А одежда только дополняла это впечатление. На посетителе было надето нечто многослойное, напоминавшее тунику и майку одновременно, которое ясно давало понять –  хозяин этого одеяния принадлежит  к богеме.

Странная личность, не здороваясь и даже не взглянув на Дэна, вышедшего ему навстречу из-за стола, продефилировала к  кожаному креслу и  разлеглась  в нем.
Мужчина закинул ногу на ногу и, продемонстрировав шикарные штиблеты абсолютно не подходившие к  его наряду, наконец, процедил сквозь зубы: “приветствую…”

Посетителю даже в голову не пришло назвать свое имя. У него не возникло  и тени сомнения, что кто-то может его не знать.
“Что и следовало ожидать, ” – подумал Дэн, пожимая руку мужчине.
Он, конечно, узнал посетителя, да и секретарша щебетала восторженно добрых два часа перед его визитом.
Как же, как же.
Сам Ти Билл почтил их своим посещением.

Ти  Билл был “звездой” сетевой литературы, элитой ЖЖ.
За право попасть к нему во френды боролись толпы поклонников.
Его фотографии украшали доску почета ЖЖ.
Он был лауреатом различных премий.

– Итак, дорогуша, у меня мало времени – прервала мысли Дэна “звезда”.- Я пришел к вам с очень важным поручением.
Вы же слышали, конечно, – тоном не оставляющим сомнений проговорил Ти Билл – про ежегодный конкурс ЖЖ  “премия Взбрыкова”? – Считая свой вопрос риторическим, он продолжил – Так вот я, естественно, выдвинут на номинацию “Писатель года”.
Про конкурс, конечно, Дэн знал. Это был, пожалуй, самый престижный конкурс среди интеллигенции.
– Так вот …итоги еще не подведены, но они меня и не волнуют – Ти Билл откинул упавшие ему на лоб слипшиеся пряди – в моей победе никто и не сомневается, но произошел один неприятный инцидент…

Метки: , ,

Страницы 1 2

Написать ответ