Корпорация анти ЖЖ (Фантастическая повесть – памфлет), глава первая

22 Август 2010
от

Снова появились два цилиндра.
Сначала в первом возник силуэт изящной молодой женщины тридцати с небольшим  лет. Темноволосая, грациозная красавица с лучистыми  карими глазами, в которых  жила  вселенная.
В такие глаза можно было глядеть часами. Они околдовывали, завораживали.

Гоблин сам с интересом смотрел на рождающуюся в синей световой воронке красавицу.
– Должен выразить восхищение вашей буйной и неистощимой фантазии. Поверьте, мне не часто приходилось видеть такие прекрасные иллюзии – рассыпался в комплиментах Гоблин.
Но Петров его не слушал. Он, не отрываясь, наблюдал, как в соседнем цилиндре появляется на свет чудовище, нечто такое, что  и женщиной назвать язык не поворачивался.

Расплывшаяся бесформенная фигура существа женского пола, судя по обвислым молочным железам, лет сорока пяти, а то и больше.
Она выглядела намного старше своего возраста. Темные, сухие, безжизненные волосы, седеющие на висках.
Овал лица, потерявший упругость и  четкие очертания, второй подбородок.
Жесткие асимметричные  складки идущие от носа к  уголкам  рта и одна очень глубокая на переносице, придающая лицу злой и страдальческий  вид.
Но самое главное это глаза. Те же огромные карие, хотя, пожалуй, поменьше из-за нависающих век, но абсолютно пустые. В такие глаза смотреть было страшно.

Они не любили, не ненавидели – они просто были пустыми, как высохший до самого дна ручей. Ее, эту женщину выпили, выпили до самого донышка и выбросили, как использованную упаковку.

Это были два совершенно разных человека.
Но  в тоже время они были похожи так, как похожи сестры старшая и младшая, счастливая и несчастная…
-Нет!! –  Петров побелел, схватился за горло, как будто ему не хватало воздуха, и упал прямо в стоящее рядом кресло.
Испугавшийся не на шутку Гоблин, кинулся к нему.
“Ну, вот еще этого не хватало. Что у нас за работа!” – мелькнуло у него в голове.
Он приставил к губам клиента стакан с водой и заставил того сделать глоток. Слышно было только, как зубы Петрова стучат о  граненое стекло стакана. Через несколько секунд кровь  снова стала приливать к лицу мужчины, он открыл глаза и сделал знак Гоблину, что все нормально.

– Ну и испугали вы меня, батенька, а еще говорили, что умеете держать удар.
– Это ошибка, это не может быть правдой! – Петров отбросив все приличия, на повышенных тонах пытался доказать что-то не столько Гоблину, сколько самому себе. – Я ее хорошо знаю, я видел столько ее фотографий!
Более того, мы несколько раз беседовали в видео – чате. Эта женщина  лет на десять ее старше.
Постепенно он стал говорить все тише и закончил, чуть ли не шепотом, видимо, понимая бесплодность своих попыток.

– Господин Петров, ну вы же взрослый серьезный человек, занимаетесь бизнесом, причем удачно. Ну, не мне вам объяснять, как можно отретушировать фотографии или выложить снимки  десятилетней давности.
И что касается чата, то при нынешнем развитии видео техники, можно заставить вас увидеть только то, что вам хотят показать и скрыть то, что вы заметить  не должны.
A уж меняя освещение… Знаете, я, когда – то увлекался этим…

Петров жестом оборвал собеседника.
– Давайте закончим. Я больше не хочу тянуть.
– Хорошо, значит, переходим к последней части – подсчету совпадения ваших иллюзий и действительности?
Петров кивнул, не в силах произнести больше ни слова.
Гоблин нажал  очередную невидимую кнопку. Лампочки на аппарате замигали, забегали, и через минуту он выдал какую-то бумагу, выползшую ужом из принтера.

– Четыре процента совпадения, мой друг, увы.
И вы знаете, согласно договору вам придется полностью оплатить наши услуги, так как только совпадение на тридцать три процента освобождает клиента от оплаты. – Тут Гоблин опять улыбнулся виноватой улыбкой и развел руками. – Должен вам сказать, что за время существования нашего агентства, к сожалению, еще не было ни одного такого случая совпадений и вы, тоже не исключение, увы.
Вынужден констатировать тот факт, что люди склонны создавать себе иллюзии, а воспитание и образование только помогает самообману.

– Прошу вас, хватит.
Где я могу оплатить ваши услуги? – произнес Петров ледяным тоном, вставая с кресла.
– Пожалуйста, пройдите к секретарю.
Не держите обиды, господин Петров и извините, если что не так.
Петров пожал протянутую ему руку и медленно пошел к выходу.
Казалось, мужчина заставляет себя идти через силу. Он подошел к двери, взялся за позолоченную ручку и тут услышал:
– Еще секунду, господин Петров. Возможно, вам будет легче.
Дело в том, что ваша пассия обманывала не только вас.
Те стихи, которые были опубликованы и которые вы так хвалили, принадлежат ее соседке – алкоголичке со второго этажа.
Она их просто покупала у той  за бутылку водки.

Петров вздрогнул, как от удара плеткой, закрыл глаза и стоял так несколько секунд.
Потом прошипел “Ссспасибо!” – так шипит спускающийся воздушный шарик,  в котором случайно прокололи дырку, и вышел, захлопнув дверь.
В приемной уже сидели трое: две молодые женщины и мужчина в возрасте под пятьдесят – они ждали своей очереди разочароваться.

Петров подошел к секретарше, посмотрел еще раз на лацкан ее пиджака и понял оригинальность идеи штатных психологов.
Хотелось все крушить и обзывать всех козлами.
Он протянул девушке  кредитную карточку, и пока она оформляла платеж, стал разглядывать рекламные проспекты, стоящие здесь же на столе.
Один рекламировал “общество анонимных ЖЖ наркоманов”.
Второй кричал: “Скажи наркотикам – нет! Уничтожь свой ЖЖ аккаунт еще сегодня!”
Петров не задумываясь, положил оба проспекта себе в карман.

Закончив расчет, он вымученно улыбнулся секретарше и направился к выходу.
Девушка с сожалением посмотрела ему вслед.
Человек шедший к выходу постарел за последние полчаса на двадцать лет, он шел, шаркая ногами, опустив плечи, и смотря себе под ноги, абсолютно погасшими глазами.
Человек только что потерявший свои иллюзии.

***

Гоблин удовлетворенно откинулся в мягком кожаном кресле, потянулся всем телом и нажал кнопку, скрытую под столом.
Открылась внутренняя дверь, ловко спрятанная в стене, и оттуда вылетел молодой человек невысокого роста, в очках и в фирменном темно-синем костюме с неизменным  значком на лацкане.
Одного взгляда на молодого человека было достаточно, чтобы сказать: это ученик своего наставника – такой жаждой знаний был пропитан весь его облик.

– Босс, я в восторге  – произнес “очкарик”. Как блестяще Вы провели операцию и с минимальными потерями. Браво!
А ведь случай был явно не из простых.
– Учитесь, мой друг, пока я жив – усмехнулся Гоблин и налил себе воды из графина, стоящего на столе.
– Да что Вы, босс. Вы еще фору молодым дадите, что за похоронные разговоры. Только знаете, у меня есть вопрос,  который не дает мне покоя.
– Ну, так давайте, Дэн.
– Босс, зачем Вы подсунули этому несчастному голограмму ее старшей сестры?
Он, конечно, поверил, но, на мой взгляд,  Вы сильно рисковали.
Мне, например, сразу было видно, что это не она.
Женщина на десять лет старше, замотанная домохозяйка с кучей хронических болезней. Измученная жизнью с мужем – алкоголиком и тремя детьми, один из которых болен эпилепсией.
И как он только поверил Вам, ведь он вроде ее очень любил?

– Знаете, Дэн, а я не ошибся в вас. Вы действительно очень наблюдательны и способны логически мыслить, но Вы  слишком молоды.
И еще не знаете людей. – Гоблин взглянул пристально на Дэна и отметил про себя, что все же аккуратности его ученику не хватает.
На белоснежной форменной сорочке посредине виднелось свежее пятно от кофе.
– А люди склонны доверять кому угодно: гадалкам, прорицательницам, психологам, конторам вроде нашей – только не самим себе и своей интуиции.
И значит – они недостойны настоящего чувства. Иначе бы этот Петров так легко нам  не поверил.

– Ну, хорошо, босс, но зачем? Ведь это жестоко! – не унимался Дэн.
И про то, что она воровала стихи… Ведь Вы же прекрасно знаете, что это ложь, уж не говоря о том, что она живет в одноэтажном доме и у нее просто не может быть соседки со второго этажа.
– Жестоко? А зачем он пришел к нам? Зачем ему понадобилась правда? Правда – она всегда жестока.
– Но в данном случае  как раз – таки солгали Вы, босс? – Дэн поправил двумя пальцами левой руки оправу, сползшую ему на нос.

– Мой друг, интересы корпорации  превыше всего. Вас этому учили?
Конечно да.
А здесь случай  был исключительный. Впервые за всю историю существования агентства совпадение составило сорок пять процентов, представляете?
Вот и пришлось нам на предварительном этапе поменять карточку с ее сестрой.
Не могли же мы допустить подобный прецедент, да и расходы кто бы оплатил? Не забывайте, откуда берется финансовая мощь и независимость корпорации.
Но это только половина ответа.

Есть еще кое-что, – Гоблин сделал многозначительную паузу.
– Дело в том, что супруга господина Петрова предложила удвоить гонорар, если ее муж порвет со своей виртуальной любовью и закроет свой аккаунт в ЖЖ.
А, судя по всему, он сделает это еще сегодня – подмигнул, улыбаясь  Гоблин.
– ?? Да Вы что, босс? Неужели он сделает это? – с неподдельным ужасом спросил Дэн. Уничтожить аккаунт?
А что же он будет потом делать? Ведь не выдержит?
Это же культурная смерть!

Солнечный луч, неожиданно заглянувший в окно, отразился в линзах очков Дэна и на мгновение заставил вспыхнуть огнем  его рыжие волнистые волосы.
– Что что… Пойдет на комиссию, будет писать прошение, носить справки от психиатра о том, что был в состоянии аффекта, когда ликвидировал свой аккаунт, заплатит громадный штраф и откроет новый, но это уже не наше с вами дело.
Каждый отвечает за свои ошибки сам. – Гоблин снова откинулся на спинку своего любимого кресла.
А насчет культурной смерти…

Видите ли, мой друг, вы знаете как я боготворю создателя Живого журнала – Гоблин посмотрел на стену за своей спиной, где висел портрет отца – основателя Брэдa Фитцпатрикa.

Метки: , ,

Страницы 1 2 3

Написать ответ