Рубрика: стихи

Мятущееся

В тёплом отблеске свечей, силой мистики согретый, вдруг увижу силуэты тыквы, выросшей в карету: подчиняясь силе этой, в никуда помчусь ничей.

клубок

клубок мохера мягок и пахуч, и кажется – продрогший солнца луч зарылся влажным носом в мякоть пряжи. и так забавно трогать коготком комок, что пахнет мамой, молоком, шевелится, шуршит и дразнит даже.

Скандал

Гетерогенность — это риск: про лёд и пламень всем известно. Не сможет даже футурист нарисовать картину бездны в которой тонет здравый смысл, кипящий пар плюёт жестоко, и растворяются умы в цепной реакции упрёков.

Плоды времени

Я однажды посеял время в саду своём, Поливая слезами бархатный чернозём, Удобряя теплом и любовью кусок земли. Проносились недели – зёрна не проросли.

Времена времени

чувствуешь – время становится холодней – колким и острым мёрзнет в твоих ладонях, трётся, царапая пальцы, мережка дней – времени нити грубы, полотно плотней, может обрезать запросто, если тронешь.

где живёт время

она проживает в комнате девять метров – диван, телевизор, кошка в потёртом кресле. окошко по вечерам дребезжит от ветра — того и гляди прогнившая рама треснет.

Три бесконечности

There are three things you can watch forever: fire, water, and other people working Не поздно ли спасаться от пожара, когда в его глазах горит закат? И пасть драконья — вход в приватный ад, и языков огня змеятся жала. Но,…

Бывает так

Бывает так. Бессонница. Тоска. Лежишь дрейфуя, — плоский будто скат, — уставясь в точку перпендикулярно. А в космосе какой-то мистер Икс, высматривая, может, материк, на Землю зрит в бинокле-окулярность.

Жил был слон

По улицам Москвы слона водили за нос, как видно напоказ развесил уши он. Иронии судьбы, такой, не знал Рязанов — порозовеет тут и самый лучший слон. Вокруг шумел пиар и строили подмостки, трубили, как слоны, слоновью  славя стать. Большой специалист…

Просебятина

Однажды днём он вышел из себя — не сам — его коварно кто-то вывел, и не своей дорогой, пыль клубя, пошёл, сменив прямую — на кривые. Лёг скатертью дорог китайский шёлк, индийский хлопок пел о Тадж-Махале, и вот вернувшись, он…