Обоняненька

у меня в лесу осязаимка,
ходят в гости ёж, лось и заинька,
волк, медведь и куница с лискою —
всех потрогаю, всех потискаю,
пусть у каждого веки смежены:
мрак кромешный в лесу заснеженном,

Гениальная осень

недолог путь.
прошедшее итожа,
ты впитываешь время тонкой кожей,
в бокалах измеряя каждый шаг,
заглядываешь в мир своих видений
и чувствуешь: в тебе скребется гений
и просится на волю, подышать.

Последний день мурашек

До глаз зашарфенные люди боятся гостьи бледнолицей.
Уходит зимний день понуро, походкой сонного сурка.
Сугробы — вам по пояс будет, мороз за окнами — под тридцать,
А у меня температура — пожалуй, выше сорока.

Я весь – как ядерный реактор, как выброс в космос звездной плазмы,
Как сто ошпаренных китайцев, живьем зажаренный шашлык.
Не знаю как и все же как-то сбылись дичайшие фантазмы,
И скачут солнечные зайцы, хотя уже не вяжут лык.

Осёл, орёл и лира

Когда в дни юности внезапно
приснился зов издалека,
и рифмозвучная строка
слилась с другой единым залпом,

Тогда глаза раскрылись шире,
и обострилась сила чувств,
и показалось — я лечу,
привольно крылья растопырив.

Вы меня обследуйте

Вы меня обследуйте, ребята.
Вдруг, во мне излом какой-то есть.
Я сломаю руку, если надо,
Чтоб попасть в палату «номер шесть».

Ну, а денег с роду не водилось.
На курорты дать вам не могу.
Раз рука к письму не пригодилась,
Так возьму её… и отсеку.